Марина Гершенович


- Статья Марины о творчестве Елены Фроловой 1999 года 
(на странице Елены Фроловой)

- Михаил Басин
  (и некоторые остаточные явления после его отъезда из России)

[Home] [Стихи и переводы][Автобиография] [Статьи о М.Г.] [Фотографии] [Рисунки] [Публикации] [Песни на стихи М.Г.]

 

МИХАИЛ БАСИН
(и некоторые остаточные явления после его отъезда из России)
Стихи и фотографии Михаила Басина на "Голосе"


20-го августа в Германию (Дюссельдорф) приезжает Михаил Басин. А значит, со сцены Вуппертальского фестиваля прозвучат его песни.

А пока несколько слов об авторе. На мой предвзятый взгляд ( поскольку я очень люблю Мишу уже за то, что он живет со мной в одно время на этой земле), Михаил Басин – настоящий поэт. Поэт, при встрече с которым что-то происходит в мире: действительность изменяется в лучшую сторону, люди чувствуют себя свободнее и добрее, душа оживает и просит продолжения во вдохновенном творчестве...

Если бы только я одна ощутила движение жизни и пульс таланта, услышав однажды Мишины стихи и песни, то можно было бы честно признаться: мне близка тематика песен, нравится тембр голоса. И это все – дело вкуса... Однако, вернусь на 10-12 лет назад, в Москву конца 80-х годов, когда Миша еще проживал по адресу: ст. Метро Профсоюзная... В доме с высокими потолками и типично московскими окнами.

В этой 2-х комнатной квартире каким-то образом умещалось в одночасье ( и едва ли не ежедневно) невероятное количество народу. Но мало того, что никто никому не мешал (писать стихи, работать со сценариями и деловыми бумагами, шить или воспитывать детей ) – атмосфера дома была так естественно-прекрасна, что гость, уставший от дорог и проблем, чувствовал себя... ну, пожалуй, как глубоководная рыбина наконец-то выпущенная из тесной банки с мутной водой – в родной, желанный океан...

В общем, редкостная по своей духовности и интеллигентности среда окружала гостя A в доме Миши Басина и Оли Печерской. (Оля, та самая «женщина-лиса» из «Китайской песни», что много лет поет Николай Якимов (муз. Н.Якимова, ст. М.Басина).

В последние годы перед отъездом в Израиль Миша работал в Центральном Доме Литераторов (и, если мне не изменяет память, еще и в Центральном Доме Художников, т.е. в домах известных россиянам, особенно москвичам, своей скандальной славой и весьма разношерстной публикой). В ЦДЛ я видела Мишу за звукооператорским пультом (еще одна грань басинского таланта! Звукооператором быть – дело тонкое). Там Миша и записал свою последнюю ( имею в виду российского выпуска) кассету, где собраны его песни – ранние и совсем новые на тот предотъездный 90-й год. Среди них и те, что были написаны для челябинского кукольного (не детского!) театра «Манекен». В спектакле «Из жизни насекомых» песни Миши стали украшением, а не только сопровождением сюжета. Его «Возок» (до сих пор не могу определить разницу между музыкой, написанной на эти стихи Якимовым и самим Мишей! И та и другая – хороши.), так вот, «Возок» распевали барды на каждом фестивале, включая знаменитый Грушинский – со сцены и у костров. Да не один год. Думаю, и сейчас поют. В Новосибирске одной из любимых песен у исполнителей стала «Еще одно, последнее письмо...», удивительная по своей лиричности! Собственно, все песни Басина так мелодичны и осмысленны, что прослушав кассету целиком ( не по нынешним стандартам записанную, а полуторачасовую), совершенно не замечаешь бегущего времени, не чувствуешь пресыщения, хочется перевернуть кассету и слушать сначала, либо потребовать от автора продолжения концерта. Сославшись на Лену Фролову (с ее позволения) могу добавить, что Лена, познакомившись с песнями Басина в Израиле, отнеслась с огромным вниманием и довериям к его творчеству. И в начале этого лета, после Дуговки, состоялся их общий концерт (М.Басин, Е.Фролова, Я.Симон).

О жизни Миши в Израиле я знаю, увы, мало. Только то, что он проявил себя не только как талантливый автор-исполнитель, но и способный программист (не перестаю удивляться , вспомнив, что в Москве, да и в Сибири, с удовольствием читала пьесы , написанные Басиным; а о компьютерах тогда и речи не было!). А из воспоминаний о Мише в Москве, я могу выделить последний год нашего с ним общения. Мишу заметили авторы «Первого Круга». Приглашали разделить сцену с В.Бережковым, А. Мирзаяном, А. Анпиловым, В. Луферовым, Н. Сосновской. (от себя добавлю: редкостное по тем временам предложение, «Первый Круг» тогда держался крепким особняком), Миша не смог выступить. Он уезжал. Времени на сборы у него было очень мало. Он уехал, оставив квартиру городу, а песни – друзьям. Единственное, что удалось

сделать, это концерт в студии московского радио (Якимов-Басин). Владимир Леви (известный врач, писатель и популяризатор психоанализа) подарил семье Басиных-Печерских свое стихотворение, как бы благословив на дорогу, стихотворение перекликающееся и с «Возком», и с другими Мишиными песнями – знак того, что не только я и мои друзья полюбили и вобрали в себя стихи, музыку и голос Миши Басина.

И еще один взгляд назад. После отъезда Миши, его квартира выглядела как одна большая стихотворная книга: стены, стекла и даже потолки были расписаны стихами и

Украшены иллюстрациями к ним. Это потрудились бесчисленные гости московского жилища. И потом, когда в доме на ст. Метро «Профсоюзная» уже жили незнакомые люди, помнящие Басина москвичи и приезжие не могли пройти мимо не обронив вслух: « Здесь жил Миша Басин...» , « Смотрите, в окнах у Миши свет! Он тут пел...»

И последнее. Как в подтверждение моим словам о том, что после знакомства с Басиным происходят непредсказуемые события.

За день до вылета в Израиль, поздно вечером, Миша принес откуда-то и поставил на кухонный стол странный предмет. Это были старинные аптекарские весы из латуни.

« Вот...» - сказал Миша и погладил львиные лапы, на которых держался корпус весов,

« Те, кому они достались по наследству, уехали в Америку. Приемниками этого антиквариата стали люди, что теперь живут в Австралии. Уезжая, они передали весы нам... Возьми, пожалуйста... не знаю куда уедешь ты...». Моя подруга, после нашей договоренности о передаче ей этого в высшей степени загадочного предмета, вскоре улетела во Францию. А последняя хозяйка львинолапых весов осуществила в прошлом году свою мечту: теперь она живет со своими сыновьями в Санкт-Петербурге...

Марина Гершенович,
август 2000



СУДЬБУ ПЕРЕИНАЧИВАТЬ НЕ УСТАВАЙ, АРТИСТ!

Каждый год на гастроли в Сибирь приезжает замечательная певица Елена Камбурова. Так продолжается уже много лет, и не было случая, чтобы с экрана не прозвучали одна-две песни, записанные с ее концерта в Бердске ли, в Академгородке или в зале Новосибирской филармонии. И только этой весной, в середине мая, ее лицо лишь мелькнуло в программе местного ТV, да в газетах появились скудные интервью.

Елена Антоновна родилась в Новокузнецке 11 июля 1940 года. По крови предков - гречанка, по складу души - поэт, по призванию - певица. Удивительная личность, замечательный человек. Близкие ей по духу люди отзываются о Елене Камбуровой с такой любовью и так трепетно, как порой близкие родственники не говорят друг о друге. В начале 60-х, достаточно потрудившись на московской лимитной работе, она закончила цирковое училище, позже - ГИТИС (режиссерский факультет) и, сколько себя помнит, - всегда пела. В нашей стране ее знают и любят. Несмотря на засилье масс-культуры, голос Камбуровой пробивается к нам. И жизнь уже не кажется такой безнадежной и суетной.

Новые альбомы и СD Камбуровой можно купить на ее ежегодных концертах, а можно съездить за ними в Москву. Нереально по нынешним ценам? Кажется невозможным сейчас перелет из одной точки страны в другую только за тем, чтобы послушать любимую певицу. А ведь так и поступают особо преданные поклонники таланта Елены Камбуровой. В Москву едут из Челябинска, Питера, Владимира, Суздаля, Твери... В Новосибирск - из Омска, Барнаула, - Бийска, Томска, Новокузнецка. Московские поклонники и друзья сопровождают певицу в гастролях по «Золотому кольцу». Почему так?

- Потому что не "на слуху" - не успевает повторяться, обновляя репертуар. Не обязательно по этим причинам. Елена Камбурова ни одно свое выступление не ставит "на поток" Каждый концерт - событие Каждая песня имеет свою неповторимую интонацию. Технические приемы в исполнении для Камбуровой - дело не первой важности. Слушая эту певицу, понимаешь, что одного голоса для песни мало, что и "душа обязана трудиться". А актерские способности и сила личности певицы столь велики, что за время концерта можно прожить целую жизнь, персонажи песен оживают, одна эпоха сменяет другую, и даже песни на французском, английском, греческом языках становятся понятными без перевода.

- Вам не кажется, что слух у многих безнадежно испорчен? А на почву лености и безвкусицы зерно доброе посеять почти невозможно - все выветрится суховеем масс-культуры.

- У меня для отчаянья много поводов. Львов, Алма-Ата, Казань, Уфа, Тюмень - это города с моей публикой, там всегда меня ждут Но теперь - все! Концерты зависят от того, кто их организует. А ведь люди, занимающиеся ныне организацией, ориентируются по "ящику". Их интересует в "ящике" и как часто. Они не могут поверить, что у моих слушателей своя память!..

- Да, программы из ночных клубов явно не для вашей публики...

- Зато в Новосибирске у нас замечательные отношения с директором Филармонии. Билеты - нарасхват или медленнее - меня приглашают каждый год, прием всегда великолепный. Наш концерт, целиком, стоит 1000 долларов, а если есть какие-то сложности, мы идем на уступки, порой что-то сами оплачиваем, никогда не ставим жестких условий. В Минске, Риге тоже замечательные организаторы

- Вы когда-нибудь работали под фонограмму?

- Когда-то очень давно был концерт со звездами:  Майя Кристалинская, Кобзон. Я тогда работала только под фортепиано И мне тоже было очень интересно попробовать петь под фонограмму. Одна песня в концерте была именно так сделана, остальные я пела как обычно, под рояль. У меня были очень слабые гитаристы, один слабее другого... Главное, конечно, мышление, а оно было только у Саши Виницкого. Слава, разумеется, профессионал, но он любит рок, мышление у него не мое... Толя Шевченко - потрясающий гитарист, живет в Одессе, я не в состоянии вызвать его в Москву Без менеджерского начала, без "раскрутки" это невозможно.

... В 1989 году Камбурова создала свой Театр. Он пока так и называется "Театр песни и поэзии Елены Камбуровой".  Вскоре, по словам певицы, он обретет не только официальное имя и статус, но и помещение. На примете три названия. "Олимпия", "Три музы" и "Пролог". Какое из трех предпочтут актеры камбуровского Театра, угадать трудно. На первый взгляд странное - "Три музы" раскрывается при более тесном знакомстве с направлением Театра.  В нем реально задействованы три жанра, у которых есть свои мифические покровительницы: Мельпомена символизирует сценическое искусство, Евтерпа - хранительница лирической поэзии и музыки и, вероятно, Полигимния - муза пантомимы. Актеры Театра Елены Камбуровой в большинстве своем действительно актеры  - муниципальных театров и студий. Все они поют, пишут песни и стихи, сочиняют музыку, прекрасно двигаются по сцене. Это молодые, энергичные, талантливые люди. Каждый из них - яркая личность. Они часто выступают в Москве и окрестных городах, иногда небольшими группами, иногда поодиночке. У каждого своя программа. Когда проходит сборный концерт, Елена Антоновна сама представляет участников. Так было в последних числах мая в Москве на сцене Дома актеров. В зале - аншлаг, цветы, как у самой Елены Камбуровой...

- На площадках вашего Театра выступают в основном столичные актеры?

- Пока да. Но когда появится помещение, появится и возможность приглашать людей из других городов. Вот как нас приглашают: с оплатой дороги.

- А по какому принципу отбираются певцы и музыканты, какой критерий применяете лично вы в оценке их творчества?

- Я получаю очень много кассет, слушаю их (это не только отборочный тур конкурса им. А. Миронова). И всегда ориентируюсь на то, что происходит с моей кожей - какая вибрация... Голос я считаю живым существом, и если он волнует, то это - настоящее.

- Что, на ваш взгляд, главное, чтобы состояться на сцене?

- Очень важно, чтобы была дорожка от того, кто поет, к тому, кто слушает. Слава Богу, большинство людей еще не разучились мыслить и чувствовать, не у всех компьютерные мозги. В Москве в конце мая гостила пианистка Лариса Критская, приехавшая в столицу после 17 лет эмиграции. Музыка Критской не устаревает, не теряет своего обаяния. В московской студии звукозаписи были записаны новые песни Ларисы в исполнении Елены Камбуровой. Скоро мы сможем их услышать "в живую", потому как до будущей весны осталось ждать недолго.

- Расскажите, пожалуйста, о своих первых концертах с Ларисой Критской.

- Никогда не забуду наши первые гастроли! В основном это было битье меня, конечно. Моих афиш не вывешивали, чтобы не спугнуть аудиторию. Даже конферансье не объявлял, что я буду работать 40 минут, а просто говорил:  "Вот, поет такая-то..." и быстро уходил со сцены. Музыканты над нами посмеивались. Так вот, большего антисоветчика, чем Лариса, найти было трудно. Всюду, где только можно, она говорила о несвободе, о жлобстве .И только в Новосибирске нас встретили на "ура";  студенты освистали тех, кто выступал с нами, а нас приняли.

- Да, нелегко было вам во время популяризации идеологической песни. А как сейчас относится к этому Лариса?

- Теперь ее отношение во многом изменилось, она говорит, что склоняет колени перед американскими художниками. Да, нам было трудно, но мы могли репетировать сколько угодно, ездить с программами и петь для студенчества, я вышла на этой волне. А в Америке музыкант снимает зал, работает, рискует, что люди не придут на концерт. Из него начинают делать "звезду", т. е. "куклу". Но тогда он уже не волен выбирать, что ему нужно, что он любит... Ведь это же абсолютно коммерческая стена! И я, склоняя колени перед трудом художников, музыкантов, не могу принять того, что называется "шоу", что вытеснило и шансон во Франции... То же самое происходит и у нас в стране. В течение стольких веков зрела культура слова, и вдруг... Если XX век уничтожает все на своем пути, это не значит, что у нас не может быть своего мнения! Можно похоронить тело, но дух похоронить невозможно. Спустя время люди будут судорожно раскапывать эти захоронения, искать, и они найдут цветаевские строки...

... Несложно предсказать будущее таких актеров Театра Камбуровой, как Елена Фролова, Вера Евушкина, Ирина Бирюк, Наталья Бондарь, Андрей Крамаренко... Каждый из них - уже сложившийся артист. А вот что будет с коллективом в целом, если (о, это неумолимое время!) Камбурова когда- нибудь покинет сцену? Не окажется ли этот кризис для него роковым? Этим вопросом я пытаюсь подвести итог нашего разговора.

- Я всегда себе и всем остальным советую: нужно быть готовым к удаче, - уверенно, даже жестко, говорит Елена Антоновна. Я хочу, чтобы этот жанр, который утверждаю я и мои последователи, остался и после меня. Я беспокоюсь за его "прописку". Поэтому искренне желаю, чтобы у Театра появился менеджер, осознающий, что ничто прекрасное не умерло, тогда интерес к высокопоэтической и талантливой песне вспыхнул бы с невероятной силой!

Давайте присоединимся к этому пожеланию

Марина Гершенович

"Слово Сибири" 14 июля 1997 года