Марина Гершенович
фото Геннадия Стерника


Подборка стихов Марины в журнале "Сетевая словесность"

"Имя" Елена Фролова,

"Настанет свой черед таким стихам" Галина Черезова
"А я молюсь о крыльях за спиной" Наталья Устиновская
Творческое объединение "Весь"

[Home] [Стихи и переводы][Автобиография] [Статьи М.Г.] [Фотографии] [Рисунки] [Публикации] [Песни на стихи М.Г.]

 

ДУША НЕ ПРИЗНАЕТ ГРАНИЦ
ЖАННА КОСТИНА

В прошлую пятницу в Новосибирском государственном техническом университете состоялся поэтический концерт Марины Гершенович. Так уж случилось, что Марина больше известна за пределами Новосибирска: Москва, Санкт Петербург, Прибалтика, Германия. Две ее песни вошли в репертуар певицы Валентины Пономаревой. Стихи Марины Гершенович публиковались в питерском женском литературно художественном журнале "Сестры", в газете Елены Камбуровой "Шарманщик ", журнале Дарование и так далее. В свое время Марина стала лауреатом Грушинского фестиваля. А в 1995 году у Гершенович при содействии актрисы театра "Глобус" Людмилы Трошиной вышел первый и пока единственный поэтический сборник "Разговоры на распутье".

Ее поэзия - глубокая и философски трагичная - оказалась созвучной с моим восприятием мира. Вот уже три года Марина Гершенович вместе с мужем и сыном живет в Германии. Что это, вынужденная эмиграция или новый поиск своего „я ?

- Марина, почему ты уехала из России?

- Мне просто представилась возможность, которую я решила не упускать. Наверное, я была к этому внутренне готова. В принципе, я ничего не теряла. У меня не было широкого читателя здесь, у меня нет его в Германии. Но именно в Германии у меня появился выход в Интернет. Мои хорошие знакомые Рита и Рома Кабаковы, люди, которые по наклонности своей души занимаются популяризацией творческих людей, оформили мой сайт. На этой страничке www.golos.de появляются мои стихи и переводы.

- Долго пришлось перестраиваться под прагматичность Запада?

- Все получилось как -то само собой. Там понимаешь, что в зачет идет только действие, а не эмоции и рассуждения. Если хочешь, чтобы что-то по лучилось, надо действовать.

- Благодаря этому ты на шла работу?

- Да. Я позвонила по объявлению, находясь за 800 километров от предполагаемой работы. Я не стала долго рассуждать и раздумывать. И получила место без рекомендаций, не зная в совершенстве немецкий язык. Во время рабочего дня у меня есть время на изучение языка, общение с коллегами и клиентами и, самое главное - на творчество. Я думаю, что ни в какой другой немецкой фирме не будут оплачивать творческую работу так, как оплачивают мне - перевожу украдкой, чтобы начальство не заметило...

- И все же одиночество. . .

- Знаешь, когда я поняла, что ни в коем случае не нужно идти со своими произведениями к коллегам по цеху, моя проблема творческого одиночества была решена раз и на всегда. Я уверена, что поэт должен идти к художникам, художник к музыкантам, музыкант к кинематографистам. Это будет замечательно.

- Оказавшись в Германии, не чувствуешь ли себя оторванной от родных корней, от среды, которая питала твое творчество?

- Если говорить об импульсах, которые побуждают писать, я чувствовала, что мой поиск контакта с миром, мои сомнения и тревоги завели меня в такие глубины, которые мне стали мешать жить. У меня в последнее время стали появляться очень тяжелые, как бывают тяжелыми сны, стихи. Я хотела сменить свое видение, ракурс зрения. Это очень важно. Я ехала в Германию как наблюдатель. И стихи у меня в последнее время как у наблюдателя. Кстати, одно из последних моих стихотворений "Амстердам" о полюбившемся мне городе - именно такого плана. Проще ли стали мои стихи, другими ли, меня это не волнует. Главное, что сам импульс, побуждающий писать стихи, стал другим. Я не ухожу в психологическое пике и не решаю вопросы, которые все равно не смогу решить. Меня это не мучает теперь, на какое-то время ушло...

- В Германии ты по другому чувствуешь?

- Не знаю. Может быть, картина, которая перед глазами, изменилась? Это как человек, который шел вперед с юга на север и резко повернул назад. А еще не надо упускать из виду другой язык. Вокруг совершенно другая звукопись, другая фонема. Ты находишься в состоянии ребенка, который постоянно чему то учится.

- Немецкая поэзия намного отличается от нашей?

- Немецкая поэзия менее эмоциональна, в ней не так много иронии, жесткость звучания развивает иную мелодику, отличную от славянской звукописи речи, подчас иные ритмы... Сейчас я работаю над переводом стихов немецкой поэтессы Маши Калеко. Она родилась в 1907 году. Сегодня Машу Калеко читают и любят в Германии. Она отразила эпоху 20 - 30 х годов так, как редко у кого встретишь. Стихи Маши Калеко о том, что ее волновало, беспокоило, это стихи человека, в коем сочетается славянская культура, еврейская национальность и традиции немецкой лирической поэзии. Книжка почти готова, Таня Миллер (замечательная художница из Берлина) обещала подготовить иллюстрации. Я бы хотела издать книжку небольшим тиражом для русского читателя.

- Ты никогда не думала заниматься поэзией профессионально?

- Я только в Германии поняла, что поэзия может стать настоящей работой, способной прокормить, если иметь хорошего литературного агента. Почему-то в Сибири мне это даже в голову не приходило.

- Может, западный образ жизни натолкнул на эту мысль?

- Наверное. Германия учит меня рационализму. Вероятно, это качество есть в каждом человеке, даже в самом безумном и непрактичном. В России оно было не востребовано.

Требовалась, скорее, некая иррациональность мышления, чтобы как-то существовать...

- А не скучно жить в прагматичной и педантичной Германии? Русская душа не требует простора?

- В Германии тоже есть, где развернуться русской душе: кто-то селится в русском квартале, кто-то покупает дом... Смотря что понимать под этим "развернуться"...

- А новые песни ты поешь?

- Нет. Сегодня я только читаю стихи. Когда ты пишешь песни, ты зависишь от рамок мелодики, от голосовых данных... А мне нужна большая свобода ритма. Лучшие песни на мои стихи написаны Леной Фроловой. И это не только мое мнение. У Лены очень бережное отношение к стиху. Она трепетно и профессионально относится к чужому слову. Начала работать с моими стихами Людмила Барон, моя нынешняя землячка. В Германии очень много клубов авторской песни: в Дюссельдорфе, Вуппертале, Ганновере, Мюнхене, Берлине и так далее. Там проходят фестивали авторской песни, где и я читаю свои стихи. Фестивали в Германии отличаются лояльностью вкуса, высокий культурный уровень, отбор песен тщательный. Ведь там собираются люди, не просто любящие поэзию, а имеющие хорошее образование, знающие классику. В Германии выступали Татьяна и Сергей Никитины, Елена Фролова, Виктор Луферов, Анатолий Киреев, Михаил Басин, Михаил Щербаков, Лена Казанцева, Татьяна Алешина, Яна Симон, А.Дулов, А.Городницкий, Н. Якимов с В. Бруновым, А. Тальковский и многие другие. Но организаторы (Олег Хожанов, Юрий Томилин, семья Вишневских) приглашают в Германию и людей с менее известными именами.

- Да уж, тут не до ностальгии...

- Почти все люди испытывают чувство тоски по географическим просторам или любимым людям, где бы они ни жили. Конечно, и я скучаю по тем немногим людям, которых я оставила здесь, по новосибирскому джазу, коим руководит Б. Балахнин... Но это не мешает мне жить, не мешает моему творчеству, я всю свою жизнь по кому-нибудь или чему-нибудь тосковала. А самое главное, надо понять, что отъезд не панацея, он не снимет всех проблем. Прежде чем решиться на отъезд из страны, надо хорошо подумать, и что-то решить внутри себя... А вдруг Вы - тот самый человек, которому противопоказано жить в чужой стране?...

Жанна КОСТИНА
zurueck"ЧЕСТНОЕ СЛОВО ", 2001



«ТАКАЯ МУЗЫКА С УТРА»
ЕЛЕНА ФРОЛОВА

Во все времена художник искал единомышленников. Но, находя их, все-таки оставался один и одинок. Особенно, если это - истинный талант, который не нивелируется и не дробится в сообществах и ансамблях. Но некая общность по духу непременно дает удивительные открытия миру, являя не только творения совместные, но и личность, как бы вовремя сохраненную и спасенную от отчаяния и забвения. Не буду далеко ходить за примерами, ибо в этой жизни имею пример собственный и друзей своих.

Долгое время знакомство со стихами Марины Гершенович было прерогативой избранного круга людей, так как услышать их можно было только на редких концертных выступлениях или поэтических вечерах, устраиваемых чаще всего друзьями или людьми, связанными с движением авторской песни, в которой и Марина, как многие тогда, совершала свои первые шаги и к себе (в поэзии), и к людям (на сцене). Поэтому немногим Марининым песням в каком-то смысле повезло больше, чем многим ее стихам. Стихи очень трудно шли к читателю. Вероятнее всего потому, что Марина - поэт по при- званию и по бытию, и мало заботилась о том, состоит она или не состоит в каких-то писательских союзах и литературных объединениях.

Живет она на окраине Новосибирска. Весь круг ее общения: сын, муж, да несколько близких друзей, разбросанных по всему свету, две собаки и многочисленные растения в горшочках. Поэтессой я назвать ее не могу. Только - Поэтом. Просто не умещается она слогом и мышлением своим в любовно-лирические рамки, да и не только в этом дело. Само право затрагивать и ответственность разрешать глубоко философские вопросы, волнующие человечество на протяжении всей истории культуры и искусства, даются только поэту - той Высшей Волей, которая вправе давать или не давать человеку задумываться на эту тему.

В 1995 году вышла первая ее самостоятельная книжка «Разговоры на распутье». У этих стихов началась новая жизнь, и путь к ней пройден по всем историческим канонам: от изустного - к напечатанному. Так, стихи от младенческого, беспомощного состояния, когда их носит сам поэт в своем голосе и сердце, перешли к зрелому возрасту и, встав на ноги, по Воле Божьей, входят в любой дом и остаются там жить или идут дальше, как перехожие калики.

Что дает поэту самостоятельная жизнь его произведений - понятно.

Прежде всего - определенную свободу от них, так нужную для произрастания новых ростков души и ее воплощения. А что давали Марине ее не частые, но очень яркие выступления на сцене, где никакой защищенности от мира, даже гитары, - только она, ее голос и ее стихи?!

Марина: Самое большее, что они дают, - поддержку, благодаря которой уходит страх, что ты в небытии как человек, как творческая личность.

- А когда к тебе пришло осознание себя поэтом? Ведь эта данность, насколько я знаю, не подкреплена ни специальным образованием, ни особым признанием?

Марина: - В принципе я не думала об этом. Мечтала быть профессиональной пианисткой. Но очень рано поняла, что это невозможно в силу многих и многих обстоятельств. И догадка, может, даже еще не осознание того, что мною мир видим как-то особенно, не так, как другими, пришла тогда, когда окружающие особенно активно пытались меня убедить в противоположном, в частности, в нездоровье моего мышления, стремлений, интересов, отношения к социуму, в конце концов, назвав это просто шизофренией. Все это я говорю об отношении окружающих к моему творческому поиску...

Но все же я не считаю себя самородком. Самородок он и есть само-родок возник, появился. У меня такого ощущения нет. У меня столько сил уходит на то, чтобы просто быть человеком, при том - пишущим, что думаешь, может быть, я и не поэт даже. Ведь я так часто слышу: "птичка певчая не знает ни заботы, ни труда" - ведь все это, должно быть, вроде как лежа на диване?! Раз - и...!

Несколько лет назад мне довелось услышать мнение, что в Сибири вообще не может родиться настоящий поэт. Это говорил какой-то журналист, печатавшийся в газетах. И тогда меня эта фраза удивила и даже испугала. Я подумала: ну что же я-то трепыхаюсь, ведь сказано, что в Сибири... И у меня нет желания доказывать обратное, я просто устала.

- Скажи, а стихи помогают тебе в жизни или мешают? Или все это существует параллельно, не соприкасаясь?

Марина: - Я знаю, что в моем одиночестве, если таковое допустимо в будущем (потому что сейчас как раз наоборот - я очень уплотнена людьми), они не будут ни мешать, ни помогать - это будет некая адекватность. Надеюсь... Когда я с людьми нетворческими нахожусь в очень тесном контакте, само мышление образами мне мешает... Тогда стихи искусственно нужно отодвигать на задний план, если ты действительно хочешь общаться с людьми, просто жить, иначе это невыносимо и несовместимо. Речь поэтическую так часто в обыденной жизни приходится как бы переводить на «язык, доступный среднему уму», если так можно сказать.

- Значит, стихи для тебя - это нечто постоянно присутствующее, а все остальное прилагается?

Марина: - Да, это так. И жизнь - она постоянно присутствующая сила, хотя и временная, как известно...

По-настоящему раскрыть мир художника могут только его творения, поэтому предоставим самое главное - рассказать о поэте его стихам из нового поэтического сборника «Разговоры на распутье».

zurueckЕЛЕНА ФРОЛОВА
1996 г., Владимир.

ИМЯ
ЕЛЕНА ФРОЛОВА

МАРИНА ПОПОВА (Гершенович) поэтом родилась. Видя мир окружающий необычно, по-своему, ясно и безнадежно с самого начала, с того момента, как себя помнит. Но, обретя речь и пытаясь рассказать об увиденном, долгие годы ищет опоры в понимающем взгляде и одобряющем жесте, и поиски эти одинокие, на ощупь, не всегда приводят к единомышленнику, а возможности расширить эти поиски печатным многотиражным способом нет и в ближайшее время не предвидится. Здесь можно привести стандартную формулировку, но в обратном смысле: нигде не готовится к печати книга ее стихов, т. к. эта "готовка" зависит от совершенно бездарной хозяйки (или хозяина) кухни, называемой издательством, ведь не заметить, а, замечая, еще страшнее - гноить, этот талантливый выкрик в жизнь. можно только либо по глухоте природной, либо по злому умыслу.

Эта невозможность сообщить миру о своем открытии в полный голос и рост для художника равносильна разрыву атомной бомбы внутри. И все же, сжимая разрозненные усилия в один кулак, в котором зажата ручка, Марина пишет, пишет, пишет...

 

zurueckЕ. ФРОЛОВА
"Советская молодежь" 21.8. 1991

НАСТАНЕТ СВОЙ ЧЕРЕД ТАКИМ СТИХАМ
ГАЛИНА ЧЕРЕЗОВА

Четыре дня, с 19 по 22 марта, властвовали над душами новосибирцев барды, слетевшиеся со всей страны на фестиваль авторской песни «Тридцать лет спустя». Снова Дом ученых Академгородка не мог вместить всех желающих. Каждый участник давал по несколько концертов в день на различных сценических площадках: дворцах, институтах, школах, университетах. Воздух города был напитан ностальгией, поэзией, добротой и любовью. «Поющее братство» объединяло постаревших «шестидесятников», среднее поколение и совсем юных, только вступающих в жизнь, передавая им те духовные ценности и жизненные принципы, на которых стояла и всегда будет стоять авторская песня: демократичность, честность, искренность, высокий слог стиха и задушевность мелодии.

«Твоим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед» - так по-цветаевски, заменив местоимение, мне хочется скачать о творчестве Марины Гершенович (г. Новосибирск). Ее стихи глубоки по мысли, свободны и свежи по слогу.

«Разговоры на распутье» (г. Новосибирск, 1995 г.) - пока ее единственный сборник, готовы к изданию еще несколько. Трудно такому автору прорваться через детективно-сексуально-телесерилльное чтиво к нынешнему читателю. Будем надеяться, бесстрастное время вновь расставит все по своим местам.

На стихи Марины московский автор Елена Фролова (театр поэзии и музыки под рук. Е. Камбуровой) написала ряд песен. Поэт и автор выступали вместе, чередуя стихи и пение. Этот своеобразный дуэт стал украшением фестиваля.

Творчество Е. Фроловой - это «музыка высших сфер». Именно там они встречались, на вершинах поэзии, в чистых, светлых пространствах, где живут и творят. «Совпадением генетического кода души» определила сама М. Гершенович сотворчество с Е. Фроловой.

zurueckГАЛИНА ЧЕРЕЗОВА
4 апреля, 1998 год.
"Советская Сибирь"

А Я МОЛЮСЬ О КРЫЛЬЯХ ЗА СПИНОЙ
НАТАЛЬЯ УСТИНОВСКАЯ

"В этот сборник я включила, помимо прозы, старые стихи, ибо чем дальше я ухожу от них, тем меньше они меня интересуют. Остальные сочинения живут на кассетах, дискетах, даже на одной пластинке, и, может быть, когда-нибудь тоже издадутся, если слова «стихи», «поэзия» не исчезнут из действующего лексикона моих сограждан".

Это цитата из предисловия к первой поэтической книге нашей землячки Марины Гершенович. И вправду, есть чего опасаться, до высокого ли штиля и тем, чьи мысли и чувства поглотила пучина бизнеса, и тем, кто тратит силы - физические и моральные - на элементарное выживание? Впрочем, смутные времена на Руси как-то традиционно ассоциируются с людским желанием искать защиты у ценностей - вечных, непреходящих, когда у истоков стоит Слово, зовущее к добру, надежде, мечте. Иначе не выстоять.

Мы познакомились три года назад и, живя в одном районе, часто виделись. Потом разъехались, окунулись каждая в свой омут: она - в хлопоты о сборнике, я - в перипетии газетного рынка.

И вот - встреча в редакции. Держу в руках подаренную Мариной книгу "Разговоры на распутье". Пробегаю глазами по размеренным строчкам, многие из которых знаю наизусть. "Поезд качается, поезд вьется вдоль снежной равнины, словно веревочный пояс, ветром попутным гонимый." Комком к горлу подступает почти забытое ощущение дороги, перемен, стремления к конечной станции, имя которой - Счастье. Это для меня. Для Марины - дорога.

Это совсем еще свежие впечатления. Она буквально на днях вернулась с гастролей. Сольные концерты поэтессы, организованные друзьями, прошли в залах Москвы, Санкт-Петербурга, а также городов «Золотого кольца» - Александрова, Твери, Владимира.

- Оказались ли обоснованными твои опасения насчет того, что поэзия вскоре станет никому не нужна? - отложив книгу, спрашиваю свою собеседницу.

- Скорее нет, - улыбается Марина. Просто я поняла, насколько все люди разные. Одним это, в принципе, чуждо. Другие, какие бы времена ни пришли, всегда будут нуждаться в музыке, в стихах, в хорошей прозе, в хорошем слове.

- Но ведь те, кто в этом нуждается, сейчас, как мне кажется, не очень хорошо живут. У них дилемма: пойти на концерт, купить книгу или сэкономить на кусок хлеба..

- В Новосибирске - да. В Москве - нет. Там люди все же умудряются ходить не только на серьезные спектакли, где билеты - от 25 тысяч и выше, но и находят время на более мелкие концерты, где билеты совсем недорогие, где книги стоят порядка десяти тысяч. Они хорошо понимают, что если сейчас не купить этот сборник, его потом уже не достанешь. Подобные книги, в основном, выпускаются небольшим тиражом, и они очень быстро превращаются в раритеты.

Так что, несмотря на дачный сезон , зал на моих концертах был полон .И не потому, что Москва - большой город. Просто москвичи активнее живут.

- Есть ли разница между столичной и провинциальной публикой?

- Есть В провинции народу на концерты приходит больше. И реагируют там как-то чутче, дружнее, доброжелательней.

- Планируешь ли ты серию своих поэтических концертов в Новосибирске?

- Мне никто этого не предлагал. А что-то самой организовывать, тратя силы и время, - в ущерб творчеству получится...

... И это, право, очень жаль. Потому что те, кто побывал на состоявшемся прошлой зимой в нашем краеведческом музее концерте Марины (первом и последнем!), не дадут мне погрешить против истины. Надолго остались в памяти и мерцание свечей, и пронзительные строки, и очарование вплетенных в поэтическую канву гитарных звуков. Ведь немалая часть стихов новосибирской поэтессы положена ею на музыку. Она - лауреат главного бардовского фестиваля страны - Грушинского. Но больше всего гордится тем, что две ее песни вошли в репертуар певицы Валентины Пономаревой. А это уже, согласитесь, высота.

Мы прощаемся. Но я знаю, что на этот раз ненадолго. Потому что теперь на моем столе будет лежать ее книга. И я попробую найти в ней ответы на многие терзающие душу вопросы, главный из которых - как, во имя чего простить миру его несовершенство.

zurueckНАТАЛЬЯ УСТИНОВСКАЯ
"Слово Сибири" 14 июля 1997 года